Главврач первого в Подмосковье детского хосписа: «Это не место, где умирают»

24 августа в 14:48 Обновлено 24 августа в 15:20
©  Сергей Холодов

Первый в Московской области детский хоспис открылся в домодедовской усадьбе Константиново год назад – 29 августа 2019 года. Главный врач учреждения, главный внештатный детский специалист по паллиативной помощи в Подмосковье Андрей Ишутин рассказал «РИАМО в Домодедово» о медицинской и социальной работе, поддержке пациентов и их семей, а также развенчал расхожие мифы о хосписах.

Вакцинация от гриппа – мнение жителей Домодедова и комментарий врача>>

– Андрей Александрович, сколько пациентов сейчас находится в хосписе?

– Хоспис рассчитан на 10 койко-мест, на данный момент все они заняты.

Вопреки расхожему мнению, наша основная работа – это обеспечение детей на дому медицинскими услугами и соответствующим оборудованием. Главная задача нашего хосписа – организация паллиативной помощи во всей Московской области.

На момент открытия хосписа мы работали с 70 подмосковными семьями. Сейчас, спустя год, у нас 405 подопечных семей – и это не предел.

Сто заготовок в минуту: как в Домодедове производят гигиенические маски>>

© РИАМО в Домодедово,  Лариса Кузнецова

– Как именно вы помогаете семьям?

– Сейчас в паллиативной медицине объединились два понятия: социальная помощь и медицинская помощь.

На базе хосписа существует большая команда социальной поддержки. Она обеспечивает семьи памперсами и другими немедицинскими материалами. Помимо этого, с родителями и детьми работает медицинский психолог. И, конечно, мы проводим различные мероприятия, организуем для детей праздники на дому, отмечаем дни рождения.

«Стоматология не стоит на месте»: лучший стоматолог Подмосковья о работе

– Расскажите о медицинской помощи.

– Что касается медицинской составляющей, мы проводим очень большую работу. Например, если ребенка нужно отвезти в больницу, а он, ввиду диагноза, является неподвижным и кислородозависимым, то мы организуем специализированную транспортировку или оказываем помощь на дому.

Работа специалистов, осуществляющих патронажные выезды, очень востребована. Иногда лежачий ребенок не может в назначенный час посетить поликлинику, так как существуют трудности в организации его транспортировки, да и осуществить сопровождение непросто и не всегда удобно. Наши квалифицированные специалисты выезжают на дом, обследуют пациентов, проводят мониторинги, дают конкретные рекомендации, выписывают требующиеся препараты.

Нужно четко понимать: особенность наших подопечных в том, что их иммунитет очень ослаблен. Например, дети с диагнозом «муковисцидоз» – а их у нас около 200 – не могут даже контактировать друг с другом, настолько их организм подвержен инфекционному воздействию. Поэтому крайне важно наличие выездных специалистов.

До коронавируса: черная смерть, «испанка» и другие пандемии>>

– Достаточно ли в хосписе медицинских экспертов?

– Да, достаточно. Все требующиеся эксперты приняты на работу и трудятся по внештатному расписанию. Хочу подчеркнуть, что по всем случаям работают высококвалифицированные специалисты – как минимум с высшим ученым званием «профессор». Ведь только профессорский состав позволяет давать законченное медицинское заключение, что очень важно.

Более того, нам удалось открыть кафедру паллиативной медицины на базе РНИМУ имени Н. И. Пирогова. Во время эпидемии коронавируса лекции проводились в режиме онлайн, но сейчас мы уже снова составляем списки на очное обучение. К нам придут группы студентов, а главное, врачи из Московской области, которые получат сертификат по паллиативной медицине.

– Как эпидемия коронавируса сказалась на работе хосписа?

Заболевшая коронавирусом: «Без видеообращения меня игнорировали»

– Почти никак: мы ни на секунду не закрывали хоспис! Дети, которые у нас находятся в стационарном отделении, даже в период самоизоляции получали всю необходимую помощь. Также специалисты выезжали к тем, кому требовалась помощь на дому. Естественно, соблюдая все необходимые меры предосторожности.

Однако важно подчеркнуть один нюанс: мы старались не ездить к детям с очень ослабленным иммунитетом, если не было крайней необходимости. Потому что каждый врач все равно посещает различные адреса, контактирует с большим количеством людей – риск заразиться есть, несмотря на строгое соблюдение правил профилактики.

Все специалисты носили средства индивидуальной защиты – маски и перчатки, а также пользовались антисептиками. Мы регулярно тестировали наших врачей и остальной персонал на наличие коронавирусной инфекции. Случаев Covid-19 не было ни внутри хосписа, ни по адресам, куда ездили специалисты. Все, у кого был контакт с коронавирусными больными, были вовремя изолированы.

Правильно ли вы носите медицинскую маску? Памятка>>

© РИАМО в Домодедово,  Лариса Кузнецова

– Расскажите о подопечных хосписа. Сколько им лет, какие у них заболевания?

– Детский паллиатив значительно отличается от взрослого. Большинство пациентов с неврологическими патологиями, после них идут генетические нарушения и только потом онкологические больные – это не больше 5–10 % от общего количества детей.

Возраст наших подопечных разный – в основном до 10 лет, но есть и ребята постарше.

Руководитель проекта «Дорогою добра» о специфике работы с особенными детьми

Кстати, под нашим кураторством находятся все детские дома Московской области, где находятся дети, нуждающиеся в паллиативной помощи. И хочу сказать, что многие подопечные в итоге вырастают и переходят во взрослую сеть паллиативной помощи. Этому способствует качественная реабилитация.

– Как дети становятся подопечными хосписа?

– Если нуждающийся в паллиативной помощи ребенок не может получить ее в своей поликлинике, то участковый педиатр вызывает нас. Приезжает наш специалист, мы проводим мини-консилиум, на котором определяем дальнейшие действия. На основании потребностей маленького пациента формируется заявка на оказание паллиативной помощи конкретной семье. Дальше ребенок попадает в наш реестр, составляется индивидуальная схема реабилитации.

Вопреки расхожему мнению, пребывание в хосписе – это не «лежать целыми днями под капельницами». Наш хоспис очень серьезно подходит к паллиативной помощи и вопросам реабилитации. Программа очень насыщенная, эффективная и, могу сказать, интересная.

Вакцина от коронавируса «Спутник V»: как она работает>>

© РИАМО в Домодедово,  Лариса Кузнецова

– Расскажите о распорядке дня. Чем занимаются дети?

– Наш день начинается очень банально для нас, но многие удивляются: шеф-повар обходит семьи и узнает потребности на завтрак, обед и ужин. Прием пищи – это особое звено в оказании помощи, очень важный аспект. В хосписе трудятся повара из ресторанного бизнеса, так что блюда отличаются от обычной больничной еды.

Иногда у нас проходят совместные обеды, чтобы детям было интереснее. Например, у нас был день немецкой кухни, когда приезжали наши друзья из Германии и готовили свои национальные блюда.

Игра на внимательность: найди человека без маски

Вообще, распорядок дня зависит от плана реабилитации, который индивидуально расписан для каждого ребенка. Так, приходит массажист и проводит сеансы в специальном кабинете, но если ребенок маломобилен, то сделать массаж можно и в палате. Они полностью оборудованы, в том числе кроватями, которые можно по желанию сделать жестче или мягче.

Также дети ездят в бассейн с теплой водой, им делают грязевые ванны и обертывания. Все это позволяет укрепить мышцы тем, у кого есть нарушения опорно-двигательного аппарата – а это характерно для неврологических больных. После процедур подопечные возвращаются в хоспис.

После обеда у детей есть время на отдых, а дальше начинается социальная программа. Приезжают артисты и клоуны, также плотно расписан график танцевальных и музыкальных кружков – в хосписе все для этого оборудовано, даже стоит рояль. Периодически у нас проходят концерты, выступают лауреаты всевозможных конкурсов, приезжают солисты различных групп.

Очень важный момент: мы стараемся почаще приглашать в гости детей из реабилитационного центра «Семья», чтобы ребята могли пообщаться со сверстниками, увидеть новые лица. Это, без сомнения, идет им на пользу.

– Есть ли выездные мероприятия?

– Да, есть. Например, организуем семейные выезды на несколько дней в комфортабельный лагерь «Зеленая тропа», располагающийся в Тульской области. Реабилитация происходит на свежем воздухе. Там же есть банный комплекс, где родители могут переключиться, отдохнуть, пока с ребенком находится социальный работник. Важно поддерживать психологическое здоровье всех членов семьи.

Несколько дней назад мы вернулись из поездки в республику Карелия. Там дети провели два полноценных дня, любуясь потрясающей природой и посещая всевозможные экскурсии. На этом выезде нам удалось объединить поездки двух хосписов – нашего и Санкт-Петербургского, который является родоначальникам хосписного движения в России.

Жить в Домодедове: не бояться самолетов и учиться в медиа‑школе>>

– Вам помогают волонтеры?

– Да, у нас есть волонтеры. Мы сами организуем их обучение – проводим занятия и показываем, как правильно работать с подопечными хосписа, а затем организуем их работу. Они активно участвуют в жизни хосписа. Например, 29 августа будет годовщина открытия – отметим это событие, и к подготовке праздника уже подключились люди, которым это не безразлично. Это не может не радовать!

– Планируете расширяться?

– Конечно! Мы планируем увеличить количество коек. Сейчас нам выделяют второе здание – процесс уже запущен. Оно располагается рядом и раньше входило в ансамбль усадьбы Константиново. Мы учтем его особенности и сделаем дополнительные помещения для персонала и хозяйственной части. Планируем переместить туда рабочий персонал, а в основном здании открыть новые палаты.

Мы хотим, чтобы в нашем хосписе паллиативную помощь получило больше детей, нуждающихся в ней. Для нас важно, чтобы родители увидели нашу работу и вникли в ее суть, чтобы они поняли: хоспис – это не место, где умирают. Тут живут, лечатся, реабилитируются. Это не место, куда ребенок приехал умирать, и все стоят, опустив руки.

Напоследок подчеркну: паллиативная помощь – это не «сопровождение умирающего», как порой ошибочно считают, а особый подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов и их семей, даже если диагноз очень серьезный. Да, мы имеем дело с тяжелыми болезнями, которые влекут за собой множество проблем разного плана – и медицинских, и психологических. И наша главная цель – сделать жизнь наших подопечных и их родных лучше. Я верю, что мы можем это сделать!